Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

English. Приёмы и хитрости. 20. "Когда ребенок начинает говорить на английском?"

Этот вопрос, так часто звучащий из уст родителей, очень больной и  сложный.

Я всегда терялась при ответе на него. А что вы имеете в виду? Первое ма-ма...? Или первое связное предложение, если говорить о родном языке? Разве не бывает нам мучительно стыдно за многих участников  ток-шоу,  которые  абсолютно не умеют говорить по-русски, или, наоборот, речь некоторых ведущих программ TV  восхищает настолько, что сами себе начинаем казаться косноязычными. Разве процесс совершенствования речи не бесконечен? Окончательно поняв для себя суть этого вопроса, я легко, не задумываясь, стала отвечать на него однозначно: “ Когда? На первом уроке!”  То есть если трех, четырех, пяти, семи летняя детка произносит фразу из двух букв: “Hi!”, и  при этом все в этой детке от улыбки до жеста вас действительно поприветствовало, то вы можете смело утверждать, что ребенок уже говорит по-английски. А если старшеклассник пересказывает длинный текст о Лондоне, выдавливая из себя каждую фразу, при этом, думая о чем угодно (видно по глазам и по интонации), но не о Лондоне, то мы можем печально констатировать, что ребенок уже не говорит по-английски...

Каждый раз, когда мы открываем рот на родном языке, мы что-то хотим сказать, спросить, ответить, позвать... Это хотение, она же мотивация и есть единственное и абсолютно необходимое условие рождения любой фразы. Но!!! Не путаем эту мотивацию с мамиными “хотелками”: “скажи это по-английски”, “как по-английски чашка?” Не стремитесь делать говорящего  попугая из своего ребенка, а то он может таковым и остаться. Наш пернатый друг потому может и не двинулся дальше реплик “Кеша хороший” или “Попка дурак”, что изрекал их невпопад.
Не менее опасен с этой точки зрения метод "say, .....". (Когда речь ученика форсируется учителем путём добавления слова SAY к началу фразы, которую должен повторить ученик). Англоязычный аналог русского форсирования речи в "попугайском" стиле точно также нарушает базовый принцип естественности.

…Очаровательная девчушка лет пяти, увидев меня в фойе детского клуба, восклицает: “А я знаю, что вы англичанка”, и  громко произносит: “АЙ, ЛАЙК АЙСКРИМ”. Мама гордо обводит взглядом публику, убежденная  в том, что ее дочь говорит по-английски. А я машинально пытаюсь сообразить, какие ассоциации с мороженным могу вызывать я - дама не хрупкого телосложения.

Понятно,  что родителям  не терпится услышать речь своего чада, который уже целый месяц (год, два) занимается английским языком, и он пытается выдавить эту  речь из него, как и тюбика, забывая  о том, что этот процесс  должен быть исключительно естественным.

Помните старый анекдот о том,  как ребенок молчал 8 лет и вдруг за столом попросил соль, и на изумленный вопрос родителей ответил: “а до этого все было солоно”. Так вот, -  дождитесь недосола или создайте его.

 - То есть нужно не просить ребенка что-то сказать по-английски, а самому обращаться к нему на языке?

Совершенно верно. Но здесь кроется  много капканов, в которые попадается абсолютное большинство родителей.

Итак... О чем и как мы говорим с детьми по-английски?

Из анекдота: “Сколько будет дважды два?”- спрашивает Мюллер  Штирлица. Штирлиц погрузился в раздумье. Информация к размышлению: Штирлиц знал, сколько будет дважды два, но он не был уверен, знает ли об этом Мюллер.

Проводим аналогию.

Мама показывает ребенку на красный кубик и вопрошает: “What colour is it?”

Информация к размышлению ребенка:

1) “Мама  - дальтоник?” - Нет!

2) “Она хочет убедиться в том, что я не дальтоник?” - Вряд ли.

3) “А! Мама проверяет, знаю ли я это по-английски!”

Дорогой читатель! Каждый из вас, даже самый законопослушный, который ни разу не проехал зайцем, увидев контролера, немного вздрагивает (а вдруг куда-то потерялся билет?). В любом случае, реакция на входящего в вагон контролера не такая же, как на продавца мороженного.

Такими вопросами вы не только не создаете мотивацию, а буквально перекрываете кислород.

Вернемся все к той же системе Станиславского, посмотрите на лампочку – детектор лжи – она отчаянно мигает красным светом. К сожалению, именно такие вопросы родители сыплют на голову ребенка.

Представляете, папа спрашивает сына: “What is your name?”

Существует много анекдотов про пап, типа:

- В каком классе ваш сын?

- Как! Разве он не в садике?

 Но как же надо уработаться, чтобы забыть имя своего ребенка?

Итак, понятно, что вопрос должен быть совершенно естественный, гармонично вписан в ваше повседневное общение. Но и это еще не всё. Проследим за работой нашей “лампочки”. Только ли на ложную суть вопроса она отвечает красным миганием? Оказывается, нет. Живая, правдивая интонация вашего  вопроса не менее важна.

Представим себе такую гипотетическую ситуацию: оперный певец внимает вступлению к арии, и вдруг скрипки в оркестре съехали с тональности, а дирижер дает неправильный ауфтакт, перепутав доли. Что будет делать певец? Недоуменно промолчит, не вступит, не начнет свою арию.

Фальшиво произнесенные вами реплика, вопрос – это такое же фальшивое вступление, и если ваш ребенок промолчал в ответ - радуйтесь! Значит, он на правильном пути и у него есть шанс овладеть языком. Если же на ваше глубокомысленное: “ВОТ КАЛОР ИЗ ИТ?”, вы услышите послушное : “ИТ ИЗ РЕД” - можете себя поздравить: ваша взяла. Родительский авторитет оказался сильней и перешиб потуги преподавателя, - ваш ребенок надежно встал на тропу по стопам мамы (папы), то есть лет в двадцать, тридцать он будет пытаться найти курсы, чтобы научиться, наконец, говорить. А внуки ваши опять будут слышать от родителя про тот же “КАЛОР ИЗ ИТ”

- И все же, вы должны понять нас, родителей! Как же нам узнать, говорит ли наш ребенок? Заговорить с ним на злободневные темы лексики не хватит ни у него ни у нас, а спросить то, что он проходит, получается, нельзя.

Как говорится, если нельзя, но очень хочется, значит – можно! Теперь, как сюрприз, как выход из тупиковой ситуации, откроем один секрет: три волшебных слова, после которых любой глупый вопрос становится умным. Слова эти: Let’s play a game!

Итак, произнеся это волшебное заклинание, можно задать любой вопрос, хоть тот же: “What is your name?” или “What colour is it?”, выстроив предварительно, ход игры. Если напрягать фантазию сложно или некогда, загляните в учебник и “срисуйте” любую игровую ситуацию, в которой на картинках, таблицах, схемах отрабатывается очередная речевая структура. (Разумеется, имеются  ввиду коммуникативные учебники английских издательств).  Собственно учитель этим и занимается с вашим ребенком. Поэтому на уроке ребенок и говорит, и между прочим, абсолютно не “понарошку”. Только посмотрите, с каким азартом дети закрывая рисунок ладошкой друг от друга выспрашивают партнера по игре о пауках и мышках в чулане, например, которых сами разместили карандашиком, проявив буйную фантазию… На уроке эта самая мотивация присутствует как магнитное поле, как ток, обеспечивающий непрерывную работу нашей зеленой лампочки. К тому же, если учитель никогда по-русски не говорит, то отвечать ему на английском  постепенно становится как-то даже удобней, чем на русском.

“Да, но из этого следует, что право говорить с ребенком на языке имеет только родитель свободно владеющий им”.

Это почти так, но  опять не совсем. Как говорят англичане: “Where there is a will, there is a way” или “If you can’t have the best make the best of what you have”.

Приведу два ярко-контрастных примера из жизни. Первый назовем “горе от ума”, а второй “голь на выдумки хитра”.

Итак, первый пример. Папа (закончил МГИМО, английский свободный) устраивает десятилетней дочери ежевечерний тренинг в виде:

- окончание глагола в третьем лице!

- три формы глагола to go

И так далее...

Наверное, этот папа считает такой вопрос грамматикой "навскидку". Хотя при этом выкидывается не ружье на летящую утку, и даже не сама утка, а запчасти от нее в виде косточек и перышек. Как прокомментировать эту ситуацию?  Бедная девочка, лучше бы ее папа на досуге занимался своими делами!

Пример второй.

Мама учила в школе немецкий, в английском “ни бум-бум”. Схватила ушами с кассет несколько фраз о погоде – шестилетний ребенок слушал домашнее задание. Когда после занятия ребенок стал канючить: “Ма-ам, пойдем гулять!” (на улице шел дождь), она вдруг выдохнула, показав за окно: “Look! What’s the weather like? It’s raining!“

Браво мама! Пять баллов!

- И как среагировал ребенок?

Вот это как раз самое интересное. Попробуйте угадать с трех раз! Если бы мама хоть капельку бы сфальшивила, варианты могли бы быть следующие:

1) «Что ты сказала, мам?» (не понял)

2) «Ты сказала, что на улице дождь?» (перевел)

3) «Ой, мам, ты по-английски говоришь?» (удивлен самому факту, зная про мамино «ни бум-бум»)

В нашей же ситуации не произошло ни первое, ни второе, ни третье...

Ребенок, не меняя тона, продолжал канючить: «Ну и что, а мы зонтик возьмем». То есть он даже не заметил смены языка.

Вот это пример идеального варианта. То, что ребенок ответил по-русски,  это ерунда (ну, нет еще зонтиков в его словарном запасе). В следующей ситуации он ответит по-английски, тоже не заметив смены языка.

Хочу дать маленький совет-подсказку тем родителям, которые хотят говорить с ребенком на языке – начните с восклицательных интонаций: радостных или сердито-ругательных реплик. Не пугайтесь, речь не идет о грубых словах или крике, хотя в жизни случается и такое, но любой родитель, даже самый золотой, довольно часто ругает ребенка, немного повышая голос: «Сколько раз я говорила, не трогай...», «Никаких мультиков, спать пора...», «Марш отсюда, кому сказала...»

Если вы заранее эту фразу составите, подготовите, а потом в нужный момент поругаете ребенка с ее помощью – это будет самое легкое начало. Почему? Да потому, что эти фразы интонационно самые легкие, для говорящего (гораздо легче повествовательных, например), и самые яркие для восприятия, потому что звучат на фоне легкого стресса.

Только ради бога, не поймите превратно, и не пытайтесь специально кричать что-то ребенку по-английски – эффект будет обратный. Имеется в ввиду только абсолютно естественные жизненные ситуации, когда вы и так бы повысили голос. На самом деле самой яркой краской, повторяюсь (в гл.   ) является subito piano (внезапный уход на тихий голос). Владеющим языком лучше посоветовать шептать на языке.  (Я, например, обожаю переходить на шепот в сказках – у детей в эти моменты слуховое восприятие увеличивается многократно – прямо-таки ушки на макушке)

И опять вернувшись к вопросу: «Почему мой ребенок не говорит». Хочется утешить родителя, что если ваш ребенок не говорит «тихо сам с собою», значит у него все в порядке с психикой, если ваш сын придя с урока не спешит встать на табуретку и продекламировать: «ВАН-ВАН, ЛИТЛ ДОГ РАН», напрашиваясь на похвалу, как это делает дочка ваших приятелей, значит, ваш сын растет настоящим мужчиной – сдержанным и немногословным. В общем, - не гоните лошадей. Дайте ребенку накопить багаж, дождитесь объективной потребности.

- Ну, а когда мы всей семьей выезжаем на отдых, вокруг много говорят по-английски, разве это не достаточная мотивация?

Конечно, нет. Посмотрите на ситуацию со стороны. Вы же пытаетесь искусственно заставить его говорить: «Спроси у дяди, сколько времени», «Попроси у официанта сока».

Даже если ребенок очень хочет пить, он прекрасно понимает, что этот сок он и так получит. И потом, вполне возможно, что именно вас сын стесняется и боится больше всего, потому что ваше напряженное ожидание передается ему как психоз. А вот в ваше отсутствие, когда к нему подойдет кто-то из обслуги или отдыхающих с вопросом – будьте уверены, что нужные реплики с его уст обязательно слетят. Так как на уроке  довольно тщательно прорабатываются любые бытовые ситуации.

Хочется предостеречь вас еще от одной опасности.

В одном отеле встречаем семью. Мама и оба сынишки младшего школьного возраста говорят с гордостью о папе, что он абсолютно свободно говорит по-английски.

“В какую бы страну мы ни приехали, он абсолютно свободно общается с кем угодно на любую тему” - рассказывает мама.

Наблюдая папу в течение недели, обнаруживаем, что его английский превосходит «Эллочкин» раза в два, то есть он использует не 17, а целых 35 сущ. + десяток глаголов + несколько пар прилагательных типа: большой, маленький, плохой, хороший, дешевый, дорогой. Ну, а что до грамматики, такими глупостями он собеседника не утомляет, все вопросы начинаются с do или did...

Но зато как виртуозно он всем этим владеет! Как заразительно смеется, хлопая по плечу, как братьев, арабов и турок. По-видимому, детство этого папы выпало на первые волны перестройки, когда многие родители вдруг решили, что все проблемы в зажатости детей и бросились со всем присущим нашему народу неистовством раскрепощать своих чадов.

Если вариант таких пап для вас предел мечтаний, то вы можете не тратить много времени, усилий на изучение языка. А если хотите что бы ваш ребенок, говорил свободно, но при этом грамотно, красиво, мудро, остроумно, -  не гоните лошадей!

Кстати о таких папах! Если вдруг на работе ему понадобится настоящий английский, ему будет гораздо трудней его освоить, чем тем, кто с «нуля» т.к. он слишком уж его разболтал, затер, в общем угробил.

 

 


Предыдущая глава . 19 "Графический образ фразы"

Следуюшая глава. 21 "Что должны читать дети?"

[-> К оглавлению]


 
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Хотите быть в курсе? Тогда подпишитесь!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: