Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

English. Приёмы и хитрости. 21. "Что должны читать дети?"

Как сказал М. Горький на съезде писателей: «Для детей надо писать так же, как для взрослых только ещё лучше». Если взять эти слова за некий критерий качества, то становится совершенно очевидным, почему дети не должны читать о том как «Мама мыла раму» - до боли знакомая нашему поколению строчка из букваря. Нас не призывали в момент чтения думать ни о маме, ни о раме - это был набор слов с буквой «М», не более. Надо отдать должное современным учебникам для первоклашек, они стали намного содержательней и интересней...  А в английском сплошные «рамы с мамами», - ребенок считывает бессмысленный набор слов, а первые тексты с претензией на смысл просто пугают  отсутствием такового. Иначе как назвать такой “репортаж из детдома”: «Мою маму зовут Нина. У нее двое детей. Дети любят играть в мяч». То есть у моей мамы другие дети, меня она бросила?! Самое ужасное, что если в родном языке «раму с мамой» можно было пережить,  ведь в семь лет мы  все свободно говорим, то при изучении  другого языка такого рода чтение – это, увы, приговор для учеников! Убивать еще не родившуюся речь набором бессмысленных слов, а потом долгие годы пытаться ее реанимировать, требовать от старшеклассников связанной, осмысленной речи?!

- Ну а с чего же прикажете начать читать? С Шекспира?

Давайте возьмем чуть ниже. К Шекспиру мы обязательно придем, лет через несколько, а пока, с пяти, шести, семилетними детьми давайте начнем... ну конечно, со сказок!

Роль сказок при изучении языка просто невозможно переоценить. Если бы они не существовали у каждого народа, их бы придумали лингвисты специально для изучения иностранного языка. В них есть такие важнейшие вещи, как:

- многократное повторение одних и тех же грамматических структур. Например в сказке “Goldilocks” конструкция  Present Perfect Continuous звучит  9 раз! Из уст трех медведей о трех предметах каждый (стул, каша, кровать) – причем это девятикратное повторение не только не скучно, а захватывающе интересно. Три медведя говорят совершенно разными голосами: от рычания до писка,- мощная динамика развития от первого недоумения папы по поводу каши, до отчаянного визга (кульминация) медвежонка, который обнаруживает девочку в своей кровати;

- на примере медведей мы увидим вторую важную особенность сказок: наличие разных героев с разными характерами, а значит и с разными манерами речи, что позволяет читающему играть голосом, использовать огромную палитру красок.;

- и, наконец, - динамика событий в сказках. Практически каждая фраза в сказке - это действие, которое можно изобразить. Чего стоят хотя бы манипуляции с мешком и камешками, которые проделывают курочка, петушок и мышка в сказке “The cock, the mouse and the little Red Hen!”Все это позволяет нам показать сказку с помощью настольного кукольного театра, а потом и проиграть самими учениками. При этом сказка должна быть адаптирована в разумных пределах, то есть если мы начинаем со сказки  “The Three Little Pigs”  уровня elementary, то нас не должны смущать наличие сразу всех видов временных форм. Категорически нельзя упрощать язык до  Present Simple (см. гл. грамматика), так как это ведет к разрушению языка.

-Да, но как же ребенок абсолютно с нуля может слушать такую сказку?

Очень даже просто сможет, и с огромным интересом! Не забывайте, что он ее не только слушает, но и смотрит, и участвует в ней

Попутно отвечу на частный вопрос родителей: «Что делать, если ребенок пришел с первого занятия со словами: «я ничего не понимаю!!»  (учитель, напоминаю по-русски не говорит ни до, ни после урока).

Мама может напомнить малышу, как они вместе ходили в лес:

- Помнишь, как птички в лесу пели? А ведь они при этом не просто пели, они разговаривали: мама звала детишек, самец что-то сообщал самочке. Мы с тобой не понимали их языка, но мы же не сказали: «Замолчите птички, мы вас не понимаем!» К тому же нам было приятно их слушать.

Да, но теперь дорогие коллеги, после такого аванса, раз уж нас назвали птичками, извольте петь соловушкой, ворковать голубкой,  щебетать жаворонком, и  упаси нас боже соскочить на назидательную интонацию, - ребенок просто сбежит с урока.

Итак. Голос должен быть в душу проникающим, завораживающим, исключительно ярким и многоцветным. И при этом не поддавайтесь искушению читать медленно.

- А что же означает пометка на кассете: «начитано в учебном темпе»?

С моей точки зрения, это ошибка на уровне самого замысла. Вряд ли Россия получила бы Пушкина, если бы Арина Родионовна читала ему сказки в учебном темпе!

- Да, но это был родной язык.

 А давайте поменяем местами причину и следствие. Мы читаем в учебном темпе не потому что язык не родной, а потому-то он и остается чужим, что преподносили мы его... ну прямо как не родной.

Учебный темп, (вернее манера) действительно должен отличаться от обычного, но не в сторону замедления, а скорее наоборот! Посудите сами, в самом деле, - в каждой сказке вы обязательно найдете сцену погони, бегства от кого-то и т.д. Разве возможно прочитать об этом в медленном темпе, не разрушив смысл? Такие сцены должны читаться легкой стремительной скороговоркой, обязательно с ускорением. Но это не относится ко всем эпизодам сказки, которые должны звучать, то напевно, то задумчиво, то восторженно с замиранием. В этих случаях мы читаем утрированно медленно.  И опять же, осторожно! Медленный темп очень опасен! Он может стереть краски, срезать весь рельеф речи. Под медленным чтением мы подразумеваем напевное, с протяжными гласными, а главное, - медленность эта достигается в основном за счет увеличения смысловых пауз, а не растягивания предложений. Паузы в учебном темпе должны быть намного шире и глубже, причем заполняем мы их то храпом или другими звуками (очень частое явление в сказках), то манипуляциями с куклами, желательно под музыку. Итак,

Если посмотреть на рисунок горного пейзажа, то можно сказать, что мы преследуем  цель сделать его более ярким, выпуклым, рельефным.

И другой маленький секрет чтеца:

-он умело уводит в тень второстепенную лексику, целые обороты, как бы  легко скользя по поверхности, при этом, ярко выделяя, акцентируя четкой артикуляцией основную лексику, которая несет смысловую нагрузку. Это и есть, наверное, главный принцип «учебной» манеры чтения. И именно эту манеру перенимают дети, повторяя за учителем, когда начинают читать сами - эту манеру полета над строкой.


Предыдущая глава . 20 "Когда ребенок начинает говорить"

Следуюшая глава. 22 "Учимся летать"

[-> К оглавлению]

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Хотите быть в курсе? Тогда подпишитесь!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: